Органные концерты духовной и классической музыки в храме св. Станислава в Санкт-Петербурге

Органы в костёле св. Станислава в Санкт-Петербурге

Возведение церкви св. Станислава в районе Петербурга, на¬зываемом Малой Коломной, связано с именем первого католического архиепископа, а затем католического митрополита Российской Им¬перии Станислава Богуша-Сестренцевича (1731-1826). В 1821 году Богуш-Сестренцевич переехал с Б.Мещанской улицы, где имелась домовая каплица, в двухэтажный каменный дом в Коломне, перенеся каплицу в соседний одноэтажный деревянный флигель на углу Тор¬говой улицы. В конце 1822 года Богуш-Сестренцевич завещал кап¬лице свой дом, а каноник Блендовский из Киева пожертвовал для ее перестройки под приходскую церковь крупную сумму денег.

В 1823-25 гг. архитектор Давид Иванович Висконти (1772— 1838) возвел на месте деревянного флигеля невысокий каменный костел в стиле классицизма, оформленный невысоким куполом и не¬сколькими портиками. Церковь вмещала около 700 человек. 7 мая 1825 года С.Богуш-Сестренцевич, которому к тому времени испол¬нилось 94 года, освятил храм во имя св. Станислава. Церковь стала второй (после храма св. Екатерины на Невском проспекте) приход¬ской католической церковью в русской столице. Ее приход охваты¬вал Коломенскую и Нарвскую части и прилегающие территории. Не¬смотря на относительно небольшие размеры храма, приход быстро увеличивался. В 1830 году в нем числилось 1500, а в 1917 году - 10200 прихожан.

1 декабря 1826 года С.Богуш-Сестренцевич скончался и был похоронен в костеле, где в 1827 году над его склепом по проекту ар¬хитектора И.И.Шарлеманя была сооружена небольшая капелла. В дальнейшем могилу митрополита неоднократно переносили в раз-ные места храма, сейчас она находится в центре западного нефа.85

Вскоре после завершения постройки церкви в ней был уста¬новлен орган (имя мастера неизвестно). Краткое описание инстру¬мента дано (на польском языке) в визитной описи Могилевской епархии за 1840 год: «На хоре есть орган о шестнадцати голосах с четырьмя мехами, который стоит 4000 руб. Фасад органа покрашен белым, а по бокам установлены два вызолоченных ангела, за хором по левой стороне есть звонница с двумя окнами».

В описи 1840 года сообщается и имя органиста церкви св. Станислава - урядник Винцент Юневич (Wincenty Juniewicz), а также годовой расход на содержание органиста - 540 рублей ассигнациями.

Аналогичное описание органа на хорах храма (на русском языке) дано и в визитной описи 1849 года, где, однако, указано другое количество мехов: «Хоры эти обведены с фронту деревянной полюстрадою выкрашенной белой краской; здесь имеется Орган, состоящий из шестнадцати голосов, с тремя мехами, стоющий 1150 р. серебром - наружность его выкрашена белой краской, а по бокам ея два вызолоченных Ангела».

Это описание органа дословно повторяется и в описи 1855 года. Там же указано, что должность органиста в то время исполнял станционный смотритель Осип Конвалевский, жалованье которого составляло 156 рублей в год.

В 1866 году – спустя 41 год после открытия церкви - в ней был установлен новый орган петербургского органного мастера Лу¬каса. Как уже указывалось, Лукас построил также органы в лютеранских хра¬мах в Средней Рогатке в 1867 году и в Кронштадте в 1868 году, в 1872-73 гг. смонтировал орган Валькера в Кафедральном соборе Успения Пресвятой Девы Марии; в 1879 году его имя упоминалось в связи с планируемой уста¬новкой органа Валькера в каплице при Римско-католической Духовной се¬минарии, однако сведений о его участии в монтаже этого инструмента не обнаружено. Лукас также изготавливал фисгармонии, одна из которых экс¬понируется в настоящее время в Шереметевском дворце на Фонтанке (фи¬лиале Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусст¬ва).

В визитной описи Могилевской епархии за 1881-1886 гг. на¬ходим: «Орган и Хоры. 1865 года при входе с парадных дверей в церковь, на право в каменном столбе, открыт вход по чугунной лест¬нице на хоры огороженные полуциркульного балюстрадою, где по¬мещается орган, коего фасад украшен позолоченною резьбою, а по бокам два Ангела; механизм его состоит из 15 регистров, двух ма- нуалов, одного педала и 4х мехов, вновь сделан 1866 г. С-Петербургским Органмастером Лукасом, на пожертвованные деньги Коллеж¬ским Советником Игнатием Лапою в количестве 1900 руб. сер.».

Скорее всего, два ангела по бокам органного фасада сохрани¬лись от первого органа церкви. Мехи органа Лукаса находились в отдельном помещении, о чем сообщает та же опись: «Своды же росписаны клеевою краскою в розеты. Пол из сосновых досок. Окон больших двойных с железными решетками 6, полуциркульных над карнизами два, в комнате где мехи органные 2, в колокольне 2 и одно на хорах за органом». Сведения о наличии в церкви нового органа приведены в том же документе и в разделе «Опись вновь прибывшим предметам с 1864 года февраля месяца»: «Сделан новый орган».

Инструмент Лукаса прослужил в церкви около 35 лет. В пер¬вые годы нового, ХХ-го века было решено заменить орган на новый. К тому времени в Петербурге наибольшую популярность завоевала немецкая органостроительная фирма "Е.F.Walcкег" из Людвигсбурга. Ее инструменты отличались техническим совершенством и одновре¬менно высоким качеством звучания (что не так часто встречается в органостроении), и фирме поручались в русской столице едва ли не все сколь-нибудь ответственные заказы на новые органы и пере¬стройки инструментов. Новый орган для церкви св. Станислава было решено заказать также у Валькера.

Как свидетельствуют документы архива фирмы «Walcker», диспозиция инструмента была принята 19 сентября 1901 года, однако в целом переговоры о новом инструменте заняли почти всю осень (до начала ноября). Доставка органа в Петербург (вместе с инструментом для церкви св. Казимира) состоялась в мае-июне 1902 года.

Новый орган имел 19 регистров, 2 мануала, педаль, пневма¬тическую трактуру (Кеgellden) и все принятые в то время вспомога¬тельные устройства (в диспозиции в скобках указаны материалы, из которых были изготовлены трубы):

I Manual (C-f3)

1. Bourdon (дерево)
2. Principal (цинк, Probzinn)
3. Flöte (дерево)
4. Dulciana (цинк, Probzinn)
5. Viola di Gamba
(цинк, Probzinn)
6. Octav (цинк, Probzinn)
7. Rohrflöte (металл)
8. Mixtur 3 fach (Probzinn)
9. Trompete (язычки - латунь, башмаки и раструбы - Probzinn)


16'
8'
8'
8'
8'

4'
4'
2(2/3)'

8'
II Manual (Schwellwerkf) (C-f3)

10. Geigenprinzipal (дерево, цинк, Probzinn)
11. Lieblich Gedeckt (дерево)
12. Aeoline (цинк, Probzinn)
13. Voix celeste (Probzinn)
14. Flauto dolce (дерево)
15. Clarinette (свободные язычки-латунь, башмаки-дерево, раструбы-Probzinn)
16. Cornett 4 fach (Probzinn)


8'

8'
8'
8'
4'


8'
Pedal (C-d1)

17. Subbass (дерево)
18. Violonbass (дерево)
19. Octavbass (дерево)


16'
16'
8'
Koppeln: II/I, I/Ped, II/Ped;
Spielhilfen: Tutti mit Coppeln, MF, P; Schweller II. Man.;
Calcantenzug; Gebläse mit Compensationsfaltenreservoir und Schöpfern.
Трактура пневматическая (Kegelladen).

Трубы регистра Lieblich Gedeckt 8' имели по 2 ротика (заме¬тим, что первоначально на месте этого регистра планировалось уста¬новить Salicional 8'). Нижние 11 труб регистра Violonbass 16' (в диа¬пазоне С-В) представляли собой «акустический бас» (двойные трубы создававшие 16-футовый тон благодаря нелинейным акусти¬ческим эффектам; это позволяло уменьшить высоту 16-футовых труб до размеров 8-футовых). Регистр Voix celeste 8' начинался с малой октавы. Заметим, что в соответствии с техническими веяниями в органостроении того времени металлические басовые трубы были изго-товлены из цинка. В проспекте был установлен Principal 8'.

Как показывают чертежи, сохранившиеся в архиве фирмы "Walcker", общая высота корпуса органа (без учета украшений в его верхней части) составляла 5 м 50 см, глубина - 2 м 63 см. Глубина швеллерного шкафа, находившегося сразу за проспектом в верхней части центральной башни - 1 м 43 см.

Пульт органа располагался по центру проспекта (органист сидел спиной к органу). Клавиши мануалов были выполнены из цел¬лулоида и черного дерева, педальная клавиатура – из дуба. Электри¬ческого мотора орган не имел, воздух нагнетался калькантом с по¬мощью двух традиционных ножных педалей, приводивших в дейст¬вие нагнетающие мехи.

Казалось бы, судя по диспозициям, органы церквей св. Ста¬нислава и св. Казимира, построенные и установленные практически одновременно – это инструменты-близнецы (диспозиции почти идентичны, их отличает единственный регистр Clarinette 8', установ-ленный «дополнительно» в органе церкви св. Станислава, материалы труб также одинаковы). Однако сходство инструментов диспози¬циями и материалами для труб ограничивается: внутренняя их кон¬струкция и проспекты совершенно различны, разнятся и мензуры труб педали этих органов. Несмотря на высокую степень унифика¬ции в производстве инструментов на фирме, Валькер не был сторон¬ником «серийных» решений в органостроении.

Валькеровский орган прослужил в церкви сравнительно не¬долго – храм был закрыт советскими властями в 1935 году. К началу 1920-х годов инструмент требовал серьезного ремонта, который уда¬лось осуществить. Священник Эдуард Юневич, служивший настоя-телем храма с января 1921 года по март 1923 года (затем арестован¬ный), по договоренности с Петроградской консерваторией организо¬вал концерт солистов Мариинского театра в консерватории, гонорар за который по официальной версии был выплачен артистам, но фак¬тически пошел на ремонт органа. Билеты распространялись главным образом через католические храмы города. В организации концерта помогали Ядвига Скарга и солистка Мариинского театра г-жа Нико¬лаева. По воспоминаниям зрителей, «когда один из исполнителей начал торжественно декламировать по-польски слова "Jeszcze Polska nie zginęła...", зал разразился бурей долго не смолкавших аплодис-ментов». В чем конкретно состоял ремонт органа и кто его выполнил – неизвестно.

С 6 декабря 1922 года по 7 июня 1923 года церковь закрыва¬лась, однако затем была вновь открыта. В первой половине 1934 года костел подвергся вооруженному налету бандитов. 20 сентября 1935 года Президиум ВЦИК принял постановление о закрытии костела, и 5 ноября того же года храм был закрыт. Впоследствии здание церкви использовали как склад, камеру газоокуривания и цех меховой фаб¬рики «Рот-Фронт».

Орган не сохранился. Автору доводилось слы¬шать версии о планах переноса инструмента в Дом культуры работ¬ников связи (бывшую немецкую реформатскую церковь), об исполь¬зовании частей органа в инструменте католической церкви в Резекне (Латвия) и, наконец, о переносе его в конце 1950-х годов в ленин¬градский Театр музыкальной комедии, однако ни одна из этих версий не нашла документального подтверждения.

В 1952-54 гг. здание церкви было реставрировано как памят¬ник архитектуры, при этом восстановлен первоначальный фасад, а в 1980-е годы - и интерьеры, после чего в здании разместили салон мод и актовый зал фабрики «Рот-Фронт».

В 1992 году был зарегистрирован восстановленный приход, а 9 августа 1996 года церковь возвратили верующим. 14 июня 1998 года примас Польши кардинал Юзеф Глемп освятил храм. С 1992 года по настоящее время настоятелем является отец Кшиштоф По-жарский.

В 1997 году предпринимались попытки перенести в церковь валькеровский орган из Малого оперного театра, где он долгое время бездействовал (до 1928 года инструмент находился в Мальтийской капелле). Однако эти планы осуществить не удалось. Сейчас в церкви звучит электронный орган, изготовленный на основе компьютерной программы "Hauptwerk", имеющей целью имитировать звучание разных органов при игре на клавиатурах, свя¬занных с компьютером. Построен довольно внушительный проспект с органными трубами, за которым скрыты акустические колонки. На проспекте установлены (в качестве декоративных) трубы от одно¬го из органов фирмы «Gebrüder Mauracher» (Грац, Австрия).

Со дня освящения храма в 1998 году его органистом был Анатолий Погодин. В последние годы этот пост занимает Ольга Джуманьязова. В церкви регулярно проходят концерты органной му¬зыки. Их организацией занимается Вероника Костылева. В дальней¬ших (возможно, отдаленных) планах прихода – установка духового инструмента.

Из книги: Кравчук П.Н. «Органы католических храмов Санкт-Петербурга». Санкт-Петербург 2013

***

Священник Эдуард Юневич, администратор прихода св. Станислава в 1921-1923 гг., так описывает случай, когда, благодаря сотрудничеству с Санкт-Петербургской консерваторией, ему удалось получить средства на ремонт органа:

Однажды (между 1921 и 1923 гг., точная дата неизвестна) о. Эдуард Юневич с амвона церкви св. Станислава объявил, что церковный орган требует основательного ремонта, в связи с чем требуется крупная денежная сумма.

Вскоре после этого объявления к нему подошла женщина, с которой он прежде не был знаком. Это была Ядвига Скарга, предложившая священнику, для спасения органа и поиска необходимых ремонтных сумм, организовать концерт. Госпожа Скарга была знакома с многими известными артистами Мариинского театра. Официально, чтобы избежать осложнений во взаимоотношениях с новыми властями, было решено объявить, что за проданные билеты артисты получат вознаграждение, но в действительности они не возьмут с прихода денег, и вырученные от концерта средства пойдут на ремонт органа. Так и поступили. Руководила этим благотворительным концертом г-жа Николаева, широко известная солистка Мариинского оперного театра.

Зал для концерта предоставил директор Санкт-Петербургской консерватории, известный русский композитор Александр Глазунов. Он был посвящен в то, ради чего на самом деле устраивается концерт, поэтому и предложил безвозмездно предоставить зал консерватории.

Билеты на благотворительный концерт распространялись, прежде всего в петербургских католических храмах. В день концерта огромный зал консерватории был переполнен людьми настолько, что пришлось ставить дополнительные стулья.

Концерт удался на славу, и когда один из исполнителей начал торжественно декламировать по-польски слова „Jeszcze Polska nie zginęła…„ («Еще Польша не погибла»), зал разразился бурей долго не смолкавших аплодисментов.

После концерта о. Юневич подошел к г-же Николаевой, чтобы поблагодарить ее за прекрасный концерт и за собранные деньги. В ответ она произнесла знаменательные слова: «Мы, христиане, должны помогать друг другу…». Госпожа Николаева, как заметил о. Юневич, была очень набожна, - в ее квартире повсюду на стенах висели иконы, а перед одним из образов горела масляная лампадка.

Вырученные от концерта средства были столь значительны, что их хватило не только на покрытие всех расходов, связанных с ремонтом органа, но и на некоторые другие приходские нужды.

о. Кшиштоф Пожарский